«Занятия с книгами юность питают, старость увеселяют, счастье украшают. В несчастии доставляют убежище и утешение. Дома – радуют, вне дома – не мешают»
- Цицерон
Нолинская централизованная библиотечная система
Кировская обл., г. Нолинск, ул. Ленина 24,
8 (3368) 2-16-51
Электронный каталог
Статистика сайта
Рейтинг@Mail.ru Яндекс.Метрика

Биография странного миллионера

Жизнь замечательного человека

         Сегодня мы познакомим вас с удивительным человеком. С человеком, который закончил военную академию, но воинской карьеры не сделал. С человеком, который всю свою жизнь занимался делом, принесшим ему и славу и почитателей, и тюрьмы и ссылки, и восхищение современников и суды…  С человеком, которого называли «ниспровергателем авторитетов» и который прославил множество исторических деятелей России и всего мира. С человеком, который, начав с занятой у друзей тысячи рублей, сумел организовать дело, принесшее ему миллионные доходы. С миллионером, жившим материально  очень скромно, и завещавшим свои миллионы тысячам незнакомых ему людей. С человеком, чья просветительская деятельность не закончилась со смертью. С человеком, не имевшим своей семьи, но тысячи его «детей» и «наследников» служили и продолжают служить людям до сих пор.

         Можно сделать еще множество подобных перечислений, говоря, повторюсь, об этом удивительнейшем человеке, принесшем России неоценимую пользу, чье имя сегодня едва ли знакомо обычным людям на улице.

         Мы познакомим вас с Флорентием Федоровичем Павленковым, крупнейшим в России теперь уже позапрошлого века книгоиздателем, просветителем и меценатом. Едва ли кто еще создал в 19 веке столько новых читателей, издавая книги невиданными тогда тиражами и невиданной тогда дешевизны. И это в то время, когда бытовало мнение: «Книга должна быть дорога. Книга не кабак, не водка и не гуляющая девушка на улице» (В. Розанов). Павленков буквально наводнил Россию полезными и дешевыми книгами, доступными каждому- крестьянину, ремесленнику, рабочему…

         Но имя Павленкова связано не только с издательским делом, он был блестящим публицистом и переводчиком. Его имя связано и с педагогикой, т.к. Флорентий  Федорович – автор нескольких учебников, он издавал множество научно-популярных просветительских книг. Имя Павленкова связано и с библиотечным делом, ведь по его завещанию весь его капитал был потрачен на открытие более двух тысяч бесплатных народных библиотек по всей России. Связано оно и с нашим Вятским краем – именно здесь он провел восемь лет в ссылке и именно здесь открылось около двухсот павленковских библиотек. Более того, Павленков связан и с нашим Нолинском, ведь здесь служил священником друг Павленкова Николай Блинов, сюда грозился сослать Павленкова «за неблагонадежность» вятский губернатор, и именно в Нолинском уезде открылось наибольшее количество завещанных им библиотек – 64.

         И не случайно разговор о Флорентии Федоровиче Павленкове мы ведем в начале октября. Флорентий Федорович  Павленков  родился 8 октября 1839 года в Тамбовской губернии. Вышел он из рода дворянского, но не столбового, а служилого – его отец добыл дворянство участием в наполеоновских войнах. Рано, еще в детстве, Флорентий лишился родителей, которые не оставили после себя никакого наследства, поэтому всего в жизни ему пришлось добиваться самому. Павленков получил блестящее по тем временам образование – закончил первый Петербургский кадетский корпус, затем Михайловскую артиллерийскую Академию, из которой был выпущен в чине поручика. Начал службу в Киевском арсенале.

         Но военная карьера не привлекала Флорентия Федоровича, он выбрал для себя совершенно иное поприще – издательское дело. Еще учась в академии взялся он за перевод учебника «Курс физики» французского ученого Гано. И вот в 26 лет  Павленков неожиданно выходит в отставку и практически с нуля, заняв тысячу рублей, начинает заниматься книгоизданием. Первой книгой, изданной им, и стал тот самый «Курс физики» Гано, который сам же перевел и снабдил множеством иллюстраций. Подобного учебника в России тогда еще не было и весь тираж разошелся мгновенно, так что Павленков не только расплатился с долгами, но и следующую книгу издал уже на собственные средства. Павленков настолько угадал с первой книгой, что она стала краеугольным камнем всей его дальнейшей издательской деятельности. «Курс физики» переиздавался в течение всей его издательской  жизни 9 раз и неизменно приносил доход и пользовался большим спросом.

         Вторая половина 19 века прошла под знаком просветительства, и  издатель Павленков был в российском просветительстве фигурой номер один. Он создал всеобъемлющую библиотеку книг для самообразования, начиная с самой элементарной азбуки для самообучения грамоте, которую он сам же и составил. Павленков наполнил рынок научно-популярной литературой по различным отраслям знания, ни одно в мире научное открытие не прошло мимо издателя, не обернувшись доступной и востребованной «павленковской» книжкой. Огромными по тем временам  тиражами издавал Пушкина, Лермонтова, Гоголя, Успенского. Выпустил более ста книжек иллюстрированной библиотеки сказок всех времен и народов. Задумал и создал иллюстрированный «Энциклопедический словарь». Это сегодня энциклопедические словари для нас стали привычными, а в то время в России подобных изданий просто не было.

         Читатели так привыкли к его книгам, что специально заходили в книжные магазины, спрашивая: «Нет ли из новинок чего павленковского?»

         Вообще, если представить, что какой-либо человек попал на необитаемый остров, где оказались бы только издания Павленкова, то через несколько лет он не только бы выжил, но и стал бы вполне образованным во многих областях знания человеком, овладел многими умениями и ремеслами.

         Успех изданий Павленкова и в том, что они были не только полезны, но и дешевы по цене, так что их могли приобретать люди небогатые, средний класс, тянущиеся к знанию. Издавая дешевые книги, Павленков создал богатое, экономически стабильное издательское предприятие.

         У нас в библиотеке сохранилось несколько книг, изданных Флорентием Федоровичем Павленковым. Это отдельные тома собрания сочинений Пушкина, Успенского, Герцена и др., однотомник Лермонтова. Вы можете посмотреть, как они оформлены –  «Издание Ф.Ф.Павленкова». Они в большинстве своем не имеют ярких дорогих переплетов, что делает их более дешевыми и, следовательно, более доступными. К сожалению, книг у нас сохранилось не так уж много, совсем нет научно-популярных изданий Павленкова.

         Зато почти в полном объеме представлено еще одно любимое и пожалуй самое знаменитое детище Павленкова – серия художественных биографий «Жизнь замечательных людей», новый жанр в мировой литературе. Ничего подобного ни в России, ни в мире не было. Задумка была просто гениальная – в лаконичной форме (70-90 страниц) дать панораму жизней наиболее ярких персон мировой истории, искусства, науки. Не знаем, можем ли мы гордиться, но эту серию Павленков задумал, будучи в вятской ссылке. 200 биографий государственных и религиозных деятелей, музыкантов и актеров, писателей и художников, путешественников и изобретателей, ученых и философов – величайших умов человечества всех времен и народов. «Ни одно из павленковских дел не может сравниться с тем огромным влиянием, какое оказало на читателей всех русских слоев, классов и рангов изданная Павленковым « биографическая библиотека» или «ЖЗЛ» - писал Н. Рубакин. По подобию павленковской серии уже в советские времена Горьким было предложено издавать серию «ЖЗЛ», которая издается до сих пор. Понятно, что современная «ЖЗЛ» содержит биографии других героев, в соответствии с духом и задачами другого времени. Из года в год менялся ее облик, пока она не приобрела  привычное нам оформление. Но, тем не менее, идея серии принадлежит именно Флорентию Федоровичу Павленкову.

         Биографическая серия «Жизнь замечательных людей» Павленкова издавалась в течение 25 лет, из них последние 15 лет – уже после смерти издателя. В 1995 году Челябинским издательством «Урал ЛТД» было осуществлено оригинальное переиздание серии Павленкова в 39 томах. В каждый том вошло несколько биографий, объединенных общим направлением, общей темой – исторические деятели, религиозные деятели, ученые, писатели и т.д. Так что и сегодня мы имеем возможность прочесть то, что читали наши предки сто лет назад.

         Но все эти издания были позднее, а пока вернемся к самому Павленкову. Ему 29 лет, с успехом продаются изданные им книги, у него множество друзей. Как и вся передовая молодежь того времени, он увлечен идеями подвижничества – «жить для других». В это время он знакомится с Дмитрием Писаревым, критиком, нигилистом, революционным демократом, заражается его идеями. Он издает первый том сочинений Писарева, готовит к изданию второй том. Но случается несчастье – во время купания Дмитрий Писарев утонул. На похоронах своего друга Флорентий Федорович произнес страстную речь, во время которой призвал «всех честно мыслящих людей России» открыть подписку на памятник Писареву и на стипендию его имени для студентов Петербургского университета. Последствия этой речи не замедлили сказаться: 3 сентября 1868 года Павленков был арестован и после 10 месяцев заключения в Петропавловской крепости сослан в Вятку под строгий надзор полиции. В Петербурге остались друзья, любимая женщина, незаконченное издание, ему запрещено заниматься издательской деятельностью.

         Новый человек в городе, окруженный постоянным вниманием полиции, Флорентий Федорович первое время держится замкнуто и настороженно, так что о нем складывается мнение как о человеке малообщительном, живущем отшельником. Вот как описывала первую встречу с Павленковым вятская писательница Мария Селенкина: «Вскоре мы встретили на улице какого-то совершенно особенного человека в серой мягкой шляпе с флером, в очень короткой визитке и в серых брюках. Особенность была и в этом костюме, и в этой походке. По тому, что этого господина сопровождал солдат, мы догадались, что это Павленков». Солдат был приставлен для того, чтобы предотвратить возможные неприятности, так как в бумагах нового политического ссыльного значилось «личность со зловредными намерениями».

         Но вскоре Павленков сходится с широким кругом вятской интеллигенции, запросто ежедневно бывает в доме М.Е. Селенкиной, где встречается с самыми разнообразными людьми: публицистом Бородиным, художником Виктором Васнецовым, политическими ссыльными, просветителем и педагогом священником Блиновым, председателем Вятской земской управы Синцовым и другими интересными и прогрессивными людьми.

         Селенкина пишет в своих мемуарах: «В годы ссылки, чтобы не опуститься и не сойти с ума, Павленков ни одной минуты не оставался без дела и приходилось удивляться его деятельности в различных областях жизни».  Он был исключительно разносторонним человеком: замечательным переводчиком, писателем-очеркистом, редактором, ученым-изобретателем, занимался адвокатской деятельностью. В Вятке он разработал проект нового механического двигателя. Он был автором нескольких педагогических пособий, в том числе учебника «Наглядная азбука. Чтение и письмо по картинкам». К слову сказать, «Наглядная азбука» переиздавалась почти ежегодно, последнее 22-е издание вышло в1909 году, через 9 лет после смерти автора. И хотя Павленкову запрещено было заниматься издательской деятельностью, но с помощью друзей в Петербурге за эти годы было издано 34 книги, и, прежде всего, второй том «Сочинений» Писарева. «Целый год я жил, я болел этой книгой, - писал Павленков – И вот она у меня в руках».

         Видя непрекращающуюся деятельность Павленкова, прочитывая все его письма, в которых Флорентий Федорович не скрывал своих убеждений, вятский губернатор написал в Петербург донос, что Павленков за 5-летнюю ссылку «не только не исправился, но еще более озлобился по отношению к правительству». В его доме делают обыск, на год Павленкова сажают в Вятский тюремный замок, затем переправляют в Яранск.

         В период тягостного томления в Яранской ссылке Павленков начинает осуществлять один из наиболее замечательных трудов – составление Иллюстрированного словотолкователя, в котором рисунок сопровождало подробное описание предмета. Было подготовлено 10 первых листов этого издания, но полностью осуществить свою идею Павленков смог лишь много лет спустя, в последние годы жизни, подготовив и издав иллюстрированный «Энциклопедический словарь».                                                                        

Еще в Яранске Павленкову пришла идея создания сборника «Вестник вятского земства», но вятские власти конечно же эту идею не поддержали. И тогда Флорентий Федорович задумал издать сборник обличительных статей, освещающих темные стороны вятской действительности. Сборник назвали «Вятская незабудка», а чтобы усыпить бдительность цензуры, дали подзаголовок «Памятная книжка вятской губернии». «Вятская незабудка» вышла в Петербурге тиражом 800 экземпляров, в нее вошли критические и сатирические статьи, к написанию которых он привлек множество своих друзей. Затем было второе, более объемное издание, подготовлен к печати второй том «Вятской незабудки». Для организации издания однажды Павленков даже нелегально выезжал в Петербург. А так как он обязан был ежедневно отмечаться в полиции, то его квартирная хозяйка объявила, что жилец болен, никуда не выходит. Полицмейстер, надзирающий за Павленковым, каждый вечер приходил к дому и видел в окне тень якобы Павленкова, который сидел за столом и писал или читал. Павленкова изображал сын хозяйки. Через несколько дней таких наблюдений обеспокоенный полицмейстер силой ворвался в дом с требованием предъявить жильца. К счастью именно в это время Павленков вернулся и, войдя в дом с черного хода, вышел навстречу полицмейстеру с бранью, что его и больного не оставляют в покое.

         «Вятская незабудка» тем временем дошла наконец до Вятки и начальство забило тревогу. В Петербург полетели жалобы, требования об изъятии и уничтожении «Вятской незабудки». Выпущенные издания были запрещены цензурой, а почти весь тираж второго  тома арестован и уничтожен. Чудом сохранилось лишь 25 экземпляров этого издания.

         Напуганный такой деятельностью Павленкова, вятский губернатор стал настойчиво хлопотать, чтобы избавиться от беспокойного ссыльного. Были подготовлены все документы для высылки Павленкова в Нолинск. Но тут, думается к взаимному облегчению и губернатора и Павленкова, многолетние хлопоты друзей увенчались успехом. Павленков был освобожден и получил разрешение вернуться в Петербург.

         Очутившись наконец  в Петербурге, Павленков вновь начинает активно заниматься поправкой пошатнувшихся издательских дел: конфискованные «Вятская незабудка», альбом «На елку», книга «Страдания Господа нашего», разорившийся банк, в котором Павленков держал значительную сумму денег – все это привело к тому, что вновь начинать пришлось почти с нуля. Через некоторое время в активе издательства было уже 47 тысяч рублей, дела стали налаживаться, как вновь Павленкова арестовывают. За 2,5 месяца, что он просидел в тюрьме, ему так и не объявили, за что же он арестован. Затем почти на год он был сослан в Сибирь, город Ялутровск, причем так и не объяснили причин, за что же его ссылают.

         И опять друзья хлопочут об освобождении Флорентия Федоровича, и вновь он возвращается в столицу. К счастью, больше подобных арестов не было.

         С первых же дней освобождения Павленков вновь принимается устраивать издательские дела. Почти все время ему приходится работать одному, без помощников, вникая в каждую мелочь. Дело растет, развивается, все больше авторов предлагают ему для издания свои произведения. Растут и доходы, но привыкший как по своему характеру, так и по обстоятельствам жизни к ограничению своих личных потребностей, Павленков совсем не пользуется доходами, живя в обстановке, напоминающей обстановку малодостаточного студента, тратя деньги только на приобретение необходимых для него книг. Все вырученные от издания деньги тут же вкладываются в новые издания. Какие это были издания я вам уже рассказывала.

         Годы, проведенные в тюрьмах и ссылках, не могли не сказаться на здоровье Флорентия Федоровича. Конечно, если бы он прекратил все дела, переселился в Италию, как советовали ему врачи и друзья, то мог бы прожить еще долгие годы, средства ему это позволяли. Но для Павленкова жизнь без дела, в особенности без такого дела, которое он сам создал, не могла быть жизнью. «Жить для других» - этот лозунг по-прежнему остается его жизненным кредо. Наоборот, последние годы его жизни можно отметить как наиболее продуктивные. Павленков активно осуществляет все свои задумки, неутомимо развивает свое дело. Лишь одно угнетало его в эти годы: он не видел рядом с собой надежного человека, на которого мог бы положиться, которому мог бы передать книгоиздание. Флорентий Федорович понимает, что назревает необходимость его сворачивать. Но и здесь он поступает необычно, в соответствии со своими убеждениями. По его завещанию все средства, полученные от ликвидации дела, следует употребить на открытие в наиболее бедных местах (деревнях, поселках) бесплатных народных читален. Напомню, что в большинстве своем в то время библиотеки были платные, за пользование библиотекой подписчики должны были платить определенную сумму денег. И библиотеки, конечно же, действовали в основном в городах или крупных селах.

         В январе 1900 года Флорентия Федоровича не стало, и его душеприказчики приступили к исполнению его последней воли.  И вот стараниями Флорентия Федоровича Павленкова 2 000 читален были открыты в глухих уголках России, неся свет просвещения народу, о благе которого так заботился Павленков. В конце 1900 года в Нолинскую уездную управу, как наверное и во многие другие уездные управы России, поступило письмо от душеприказчиков Павленкова: «Покойный Ф.Ф. Павленков, всю жизнь работая для просвещения народа, и после смерти остался верен своей идее – распространения света в народной среде, завещав значительный капитал на открытие 2 000 народных библиотек в захолустных местах нашего Отечества». Далее в письме предлагалось открыть несколько таких библиотек в Нолинском уезде. Конечно же, земские деятели ухватились за эту идею. Уже в 1904 году первая народная библиотека им. Павленкова в Нолинском уезде открылась в селе Татаурово. Затем были открыты еще 4 библиотеки. На следующий год уездная управа вновь шлет душеприказчикам письмо с просьбой выделить средств еще на несколько библиотек, «т.к. Нолинский уезд исключительно крестьянский и крайне нуждаются в средствах». Были выделены средства еще на 30 библиотек. На очередном земском собрании председатель уездной управы Шубин заметил, что нужно немедленно решить вопрос об открытии еще нескольких библиотек, пока средствами Павленкова не воспользовались другие земства. Так понемногу, потихоньку Нолинское земство добилось того, что к 1908 году в уезде было открыто 64 павленковских библиотеки, причем одна из них в виде исключения в самом Нолинске. Эта библиотека открылась при реальном училище (сейчас школа №1), а после его закрытия часть фондов попала в нашу городскую библиотеку. Ни один уезд в губернии не воспользовался  такой счастливой возможностью в такой мере, как Нолинский,  в других уездах открыли по 2-3, ну до десятка библиотеки. Причем эти библиотеки не только открылись за счет фонда Павленкова, но и пополнялись из него ежегодно новыми книгами.

         После раздела уезда на районы на территории нынешнего Нолинского района осталось только 25 сел, в которых открывались павленковские библиотеки, из них на сегодняшний день 11 библиотек продолжают работать. Таким образом, можно гордиться, что почти половина библиотек района существует уже более ста лет и что мы, по сути, являемся наследниками Флорентия Федоровича Павленкова.

         Хочется сказать, что вот уже 10 лет существует клуб ЮНЕСКО «Содружество павленковских библиотек», объединяющее все павленковские библиотеки России. Основателем Содружества явился Юний Алексеевич Горбунов, уральский журналист и краевед. И наши павленковские библиотеки также являются членами Содружества, а председатель Нолинского отделения КФС награждена «Павленковским памятным знаком».

         Павленковские библиотеки, его «наследницы» и сегодня продолжают просветительскую деятельность Павленкова.

Опрос
Как Вы оцениваете качество обслуживания в нашей библиотеке?